00:33 

fandom Space Opera. Уровень 4. Миди

fandom Space Opera & Fiction 2017
Часть 1 | Часть 2






Название: Как запороги за солью ходили
Автор: fandom Space Opera 2015
Бета: fandom Space Opera 2015
Размер: миди, 7324 слова
Пейринг/Персонажи: ОМП, ОЖП
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: NC-21
Краткое содержание: Отправившись в дальний исследовательский поход, отряд атамана Вовка столкнулся с некоторой проблемой дефицита ресурсов. Чтобы пополнить запасы, запорогам пришлось сделать изрядный крюк и немножко повоевать, а заодно помочь угнетенным и наказать негодяев.
Примечание/Предупреждения: насилие, пытки, расчлененка, обсценная лексика.
Скачать: FB2, RTF, TXT
Для голосования: #. fandom Space Opera 2015 - "Как запороги за солью ходили"


Известие о том, что солевой раствор заканчивается, оказалось неожиданным. И совершенно некстати. Отряд как раз болтался в слабо освоенной части квадранта, называемой Диким Полем. Неподалеку располагались печально известная Дыра и Черный Простор, охватывавший Дикое Поле по трем направлениям. В общем, до любой цивилизации с космозаправками и галактомаркетами было очень далеко.
Узнав о проблеме, Харитон объявил общий сбор, и все восемь кораблей объединились в одну сеть связи.
— А теперь, курва мать, давайте подробнее. Что там у нас с солью? — Харитон обвел всех тяжелым взглядом. Командиры шести «чаек» и Данило пожали плечами. Никто не решался говорить первым — еще бы. Кто первым доклад начнет, тот первым матюки и огребет. И вдруг вклинилась Приська (как человек с опытом флотской службы она была привычна ко многому):
— А шо у нас с солью, херово у нас с солью, — ее изображение повисло среди остальных участников конференции. — Яцько мне с утра маячил — у него соль нах кончилась, не успела я отлить, как Саид приперся за тем же.
После этих слов все заржали, но Приська невозмутимо продолжила:
— Нихера не смешно. Так вот. Я позырила — и доперла, шо если я и ему отолью, то у нас весь запас нах выйдет. Мы давай с остальными контачить — та же хрень.
— Понятно. Стало быть, пошли в поход, а запасы не проверили? — поинтересовался у командиров «чаек» Харитон. Те резко оборвали свой ржач. — Почему у Гострого запас был, у меня был, а у вас — нет? Разболтались, курва мать!!!
Провинившиеся молчали. А что тут скажешь. Прав отаман, как ни крути.
— Короче, базарить об этом нет смысла, — Харитон скривился. — Вопрос надо решать, как быть. Эй, Приська, лови данные по соли, быстро скажи, хватит нам на обратный путь?
Приська опустила на глаза визор, и через полминуты выдала:
— Не-а. Даже если всех упихать на «Мавку» и «Перец», а «чайки» пристегнуть — не дотянем до Засеки. На пол-светогода не хватит.
Повисло молчание. В принципе, проблема не была столь критичной: можно было пересадить людей на два корабля, где был запас, остальные пристегнуть «мертвым» грузом и пройти сколько получится. А потом послать сигнал, ввести системы жизнеобеспечения в допустимый минимум и сидеть, ждать помощи. Но это означало страшно опозориться перед собратьями. Еще бы. Героически отправились в поход - и всё просрали по вине раздолбаев, забывших пополнить запасы. И если репутация Харитона еще выдержит, то остальным придется целый год терпеть насмешки.
Между тем проблему нужно было как-то решать. Солевая среда для биореакторов — это не та штука, какую можно запросто достать посреди дикого космоса. И не та, без которой можно как-то обойтись. На биореакторе базировалось жизнеобеспечение кораблей, особенно мелких, типа «чаек». Если у более крупных, таких, как «Перец» или «Мавка», предназначенных для долгого автономного похода, воду и воздух в основном генерировали за счет термоядерного реактора, то мелочь использовала энергию до последней капли, а жизнеобеспечение строила на основе биореактора. Но если экипажи «чаек» пересадить на «Мавку» и «Перец», то нагрузка на их системы возрастет втрое. И опять же... кто знает, чем это обернется.
Данило развернул на своем мониторе карту окрестностей. Роза разглядывала ее, увеличивала отдельные участки. Ткнула пальцем в желтую точку:
— А как думаете, здесь запас пополнить можно?
Остальные участники конференции переглянулись, заговорили наперебой:
— Хм... а что это там... Ага, Щовба, коричневый карлик с мелким планетоидом... Население — восемьдесят человек, шахтеры и фермеры. Заселялся самовольно из Республики и Конгресса Фронтира. Де-юре — протекторат Конгресса Фронтира, де-факто — выживают сами как умеют... глушь несусветная потому что... а вы думаете, там можно соль добыть?
Приська, которая уже прошерстила все доступные данные по этой системе, встряла:
— Само собой, нах. У них там в натуре соледобыча. Во, зырьте раздел «статьи дохода».
Командиры «чаек» обрадовались:
— А и правда! Прям у них там купить можно, даже готовый раствор! И лететь всего ничего, один сраный переход, как раз зона рядом. Без маяка, правда...
Харитон прервал разговоры:
— Насчет маяка — так у нас навигатор на то есть. Все потом ему и Приське проставитесь, ясно, долбодятлы? А чем проставляться будете — решите уж между собой сами.
Приська и тут встряла:
— А че решать, нах? Бухла пузырь с каждого. Только хорошего, а не фуфел сраный.
— А ты, Данило? — поинтересовался запорог. Данило пожал плечами:
— Видно будет. Сначала надо проблему решить. Так что, лезем в систему Щовбы?
Вовк кивнул:
— А иначе никак. Ну что, полетишь сам или пойдем все буксиром?
— Да пожалуй что буксиром, — Данило опустил визор и стал быстро просчитывать трассу. — Простой переход, мне даже «коктейль» не понадобится. Давайте, стыкуйтесь, и полетели. И благодарите высшие силы, кто в какие верует, что Роза про эту Щовбу вспомнила.
Конференция распалась, «чайки» приблизились к «Перцу» и окружили его кольцом. «Перец» выпустил стыковочные тросы, быстро пристегнул «чайки». Теперь надо было соединиться с «Мавкой».
Вообще-то у Харитона был свой навигатор, не прирожденный, а «обученный», но атаман предпочел в поход в малоосвоенную зону взять человека, способного при необходимости быстро проложить трассу «с нуля».
Мелодичный голос Мавки доложил:
— Стыковка завершена, капитан. Системы кораблей объединены. Приоритет мной получен.
Данило кивнул. Это означало, что искинты остальных кораблей получили приказ войти в пассивный режим и передать Мавке управление. «Интересно, — подумал он. — Как искинты воспринимают подобные вещи? Ведь как ни крути, а определенная псевдоличность есть у каждого из них... или, может, настоящая личность? Ограниченная рядом параметров, но всё же настоящая...» Отогнав эти мысли, Данило откинулся в ложементе, надел навигаторский шлем.
Как он и говорил, «коктейль» ему не понадобился. Они как раз находились в пределах дискретной зоны, и он, привычно войдя в «изнанку» мира на одних только нейроконтактах, тут же увидел очертания нужной зоны, в которой светился слабенький маячок, настроенный на другую зону, куда более отдаленную. Такие парные маяки часто ставились у далеких, бедных систем, где не было денег на наем собственного навигатора, даже простого «обученного». Системы навигации кораблей жестко привязывались на сигналы этих маяков и могли проходить по ним и без навигаторов. Впрочем, это было возможно, только если зоны были стабильными, а маяки регулярно ремонтировались и калибровались. Здешний маяк явно содержался в полном порядке, хотя и был жутко старым, как можно было судить из его «подписи».
Данило, паря в «изнанке», просто протянул руку к этому мерцанию, и словно перекинул туда себя... вместе с «Мавкой» и всем своим «грузом».

Коричневый карлик L-LQ-23-0987-7899, или Система Щовбы, являл собою унылейшее зрелище: маленькая, едва теплая, очень тусклая коричнево-красная звезда, настолько слабая, что могла удержать подле себя лишь одну крошечную планетку неправильной формы, массой примерно в 0,2 земных, с пару дюжин мелких астероидов и кучку космического мусора. Такая мелочь не интересовала никого, особенно если располагалась в такой глуши. Протекторат Конгресса означал только то, что жители раз в год платили фиксированную ставку налога, за что получали право на стандартное медобслуживание на планетах Конгресса и некоторую квоту на образование. Конгрессу это не стоило почти ничего — много ли затрат будет на аж 80 человек, даже если все поголовно обратятся за медпомощью или возжелают учиться? Собственно, Конгресс и держался за счет того, что принимал под свое крыло подобные системы, предоставляя взамен на единый налог качественную медицину и образование. В договорах был еще пункт о защите, но только в случае проведения боевых действий в пределах системы. В остальном там управлялись как хотели и выживали как могли.
Системе Щовбы еще повезло, что они добывали реакторные соли и прямо на месте производили солевой микс для реакторов. Этот микс стоил не слишком дорого, но за десять лет каторжного труда можно было сколотить достаточно денег, чтоб переселиться на более приличную планету. Или (что случалось гораздо чаще) обеспечить себе и семье относительно приличную жизнь непосредственно на Щовбе. Жители таких галактических Задрищенсков были, как правило, яростными патриотами своих захолустий, и не очень-то стремились покидать их. Во многом это объяснялось тем, что заселялись такие места обычно всяким отребьем или теми, кто имел разного рода неприятности с законом.
Гиперграница этого карлика была очень маленькой, так что «Мавка» с гроздью пристыкованных к ней кораблей вывалилась из гипера совсем недалеко от звезды. Полосато-пятнистый красно-коричневый шар занял центр обзорных экранов. Роза с отвращением скривилась:
— Ну и местечко. Не хотела бы я здесь жить. Как представлю, что каждый день в небе видеть _это_ вместо нормального солнца, так аж трясет.
Данило кивнул: он полностью разделял мнение своего пилота. Привыкший к яростному сиянию Ярилы, своей родной звезды класса G, светимостью и массой эквивалентной трем Солнцам, Данило не представлял себе, как вообще можно жить рядом с таким звездообразным недоразумением вроде этого коричневого карлика класса L. Но люди как-то живут же...

На подлете к Щовбе у Данилы возникло неприятное ощущение дежавю.
Потому что планетку окутывало облако дыма, здорово похожее на последствия метеоритной атаки.
Своими подозрениями он поделился с Харитоном:
— Вовк, сдается мне, тут перед нами кто-то прилетал, и кто-то недобрый.
— Можно подумать, мы, курва мать, добрые, шо песдец... А ну, что там анализатор показывает?
— Результаты взрыва метеоритной бомбы, — доложила Роза. — Таки какие-то пипидрасы шарахнули по этой несчастной планетке метеоритом.
— И знатно херакнули, порт разъебошили нах, — Приська из своего отсека тоже изучала картину разрушений. — Кэп, садимся или ну его нах?
— Я бы с радостью «нах», как ты говоришь, но соль где брать? — Данило просматривал данные сканеров. Приська вздохнула:
— Кэп, шо-то я боюсь, шо соли нам там не обломится.
— Посмотрим, — вместо Данила ответила Роза, вглядываясь в данные сканеров. — Гляди, гиперсигнал подают.
— СОС небось? — поинтересовался Харитон. Пока «Перец» и «чайки» оставались пристыкованными к «Мавке», он не мог пользоваться своими системами обзора.
— Это нелогично в данной ситуации, но сигнал не СОС, — доложила Мавка. — С планетоида Щовба передают зашифрованные ультра-фортраном пакеты сообщений, содержащие нецензурную, обсценную лексику на интерлингве.
— По-людски говоря, матюки гнут на весь эфир, — перевела Роза. — Но почему ультра-фортраном? Это же шифры уровня детского садика... Могли бы уже напрямую, без шифрования.
— Может, их гиперпередатчик настолько древний, что напрямую не может, а ультра-фортран все бортовые мозги расшифровывают, — Харитон покрутил ус. — Садиться надо. Данило, расстыковывай нас. Сядем и поглядим, что там у них к чему.
— А не пальнут они в нас с перепугу? — засомневался Саид. Остальные запороги заржали:
— Кто? Эти? Из чего?
А Роза рассудительно добавила:
— Всё, чем у них было пальнуть, они уже до нас извели. Как видишь, таки толку не было.

«Мавка» и «Перец» пошли на снижение, «чайки» остались болтаться над планетой. Сквозь дым и пыль пришлось идти только по сканерам и радарам, одна радость, что планетка мелкая и притяжение у нее соответствующее. Данило провел «Мавку» под пылевое облако и завис над поверхностью развороченного порта, а тем временем искинт сумел пробить брешь в канале передачи и перехватить его.
— Обратная связь установлена, капитан, — доложила Мавка. Данило заговорил на интерлингве:
— «Мавка» вызывает Щовбу. Что у вас случилось?
На том конце кошмарно выматерились уже без всякого ультра-фортрана и неожиданно на родном для экипажа «Мавки» полиславе, затем на экране появился мордатый немолодой мужик:
— Вы еще кто такие? У нас уже ничего нет, всё забрали нах.
Данило перешел на полислав:
— Да мы просто мимо летели, у нас небольшая лажа случилась... соли бы прикупить. Солевой раствор кончился.
— Соли тоже нет, — мужик сплюнул. — Валите отсюда.
— Милейший, — Роза влезла в разговор. — Не хамите. Соль нам всё равно нужна, так давайте конструктивно разговаривать.
— Соли нет, я ж вам по-человечески говорю, — мужик достал из кармана замуцканного комбеза платок и вытер лоб. — Разве что если веником по складам помести, может, горстку и нагребете.
— Вот бля!!! — отозвалась Приська. Харитон поддержал ее:
— Курва мать! А кто хоть забрал-то?
— Кто, кто, — мужик еще раз вытерся платком. — Оно вам надо, кто. Помогать же не станете.
— Кто тебе сказал, что не станем? — прищурился одним глазом Харитон. — Может быть, и станем. Как только узнаем, кто набежал.
— А хуле толку. Вас вон два корабля всего.
— Мы запороги, слыхал про таких? — Харитон дал изображение от себя, подкрутил ус. Мужик с любопытством воззрился на него:
— Ого. Не, ну если запороги, то, может, чего и выйдет. Вы ребята тертые...
— Совсем другой коленкор. Ну, давай, рассказывай, кто нападал, что забирал, куда смылся.
Местный «диспетчер» потыкал в невидимые для собеседников кнопки:
— Садитесь сначала. Чего пыль гонять...
Внизу раскрылся большой люк аварийного посадочного узла. «Мавка» и «Перец» сели, едва вписавшись в узкое пространство. Люк закрылся, сканер почти сразу показал, что атмосфера за бортом сменилась с азотной на нормальную. Голос Олексы пробурчал с терминала:
— Респираторы всё равно наденьте, тут, наверное, антисанитария страшная.
Корабельный врач оказался прав: помещения доков выглядели жутко грязными, а к сенсорным панелям у шлюзов липли пальцы.
— Фу, кошмар какой, — Роза поморщилась и отряхнула руку. — Хорошо, что я в перчатках.
— Даже странно, — Данило осторожно ткнул в другой сенсор, и вся компания, состоящая из Данила, Розы и Харитона, перешла в жилую часть. — Странно, что они, живя в замкнутой системе, так беспечны в вопросе санитарных норм.
— Э, ты просто раньше в подобных местах не бывал, — хохотнул запорог. — В подобных Мухосрансках так всегда. Обычное дело. Потому как народ здесь обитает... специфический.
Харитон явно хотел сказать другое слово, но, увидев давешнего собеседника, шедшего навстречу, вовремя заменил.
Встречающий подошел ближе, представился:
— Крукнек Скрудж. То есть Иван Гарбуз. Местный... типа мэр.
Услышав прозвание «мэра», Роза и Данило едва сдержались, чтоб не засмеяться. Мужик действительно был похож на крукнек — такой же корявый и шишковатый, с желтоватой кожей. Да и формой напоминал этот овощ — круглое пузо, узкие плечи, небольшая голова, короткие ножки.
— Э-э... Харитон, Роза, Данило, — лыбясь, представил своих Вовк. Мужик, конечно, заметил, какой была реакция на его прозвище, но его это никак не задело. Впрочем, если человек не стесняется использовать подобное погоняло в качестве имени — значит, ему либо всё равно, либо прикольно.
— Ну, что у вас тут стряслось? — быстро перешел к делу Вовк. — Кто напал-то?
— Э-э... кто напал — известное дело. У нас тут до Дыры рукой подать, вот они и набегают время от времени. Но раньше всё-таки так нагло не грабили, только дань собирали. Типа за то, что нас охраняют от других таких же долбней. За соль честно платили... а тут как подурели. Короче, налетели, отбомбили порт, сели, вынесли склады и улетели. Ну, нам-то, честно говоря, соль хотя и жалко, но то такое. Добудем еще. А вот что порт ремонтировать придется — вот это обидно до слез. Это же сколько бабла...
— Понятно, почему вы им матюки слали, — усмехнулась Роза. — Правительству Фронтира сообщили?
— А хуле толку? — мэр плюнул в угол. — Это ж не боевые действия, под договор не подпадает.
— Про страховку даже не буду спрашивать, — вздохнула Роза. Харитон рассмеялся:
— Какая еще страховка, страховку оформляют, когда законно торгуют, а тут, небось, половина дохода от контрабанды, а?
Крукнек кивнул, ничуть не смутившись:
— Само собой. Жить же как-то надо. Короче, всё я и рассказал. Теперь о деле. Если вы этих уродов накажете и товар вернете — что вы за это хотите?
— Соли себе возьмем сколько надо, — Харитон загнул один палец на кибер-руке. — Вся добыча после боя — наша. — Он загнул второй палец, затем третий:
— Ну и о страховке нашей поговорить можно. На льготных условиях.
— Какой страховке? — Крукнек если и притворялся, то очень удачно. Роза почти поверила его удивлению. Харитон невозмутимо пояснил:
— Видишь ли, человече, Дыра — место стремное, да ты и сам знаешь. Сегодня они тебе платят, завтра тебя грабят — оно тебе надо? А после того, как мы там шухеру наведем, да еще здесь свою сигналку поставим — им ссыкотно будет на вас наезжать. Уж поверь, мы если за дело беремся — то делаем его с гарантией, качественно и основательно. Наша страховка — лучшая в этом квадранте. Портовое братство сюда почти не заходит, Лисы Космоса тоже. На Конгресс надеяться — сами видите. И если кто еще вас попробует ограбить, получит таких пиздюлей, что надолго запомнит. И за это мы хотим иметь здесь небольшую базу с минимальным обеспечением. Ну, там, обслуживание реакторов и биосистемы, не более того. И маленький, но регулярный наложик. Скажем, в двадцать галактов ежемесячно. Сущая мелочь, потому как с базы вам же и прибыль будет — наши люди всегда с охотой да по честной цене и соль купят, и другие товары, и привезут, и увезут... а там и торговцы подтянутся, как здесь безопаснее станет. Вы же тут не только соль копаете, верно?
Почесав шишковатый затылок, Крукнек кивнул:
— Ну, в целом, всё приемлемо. По правде говоря, эти ушлепки из Дыры достали уже. Даже если заплатят за товар, то насрут всё равно так, что лучше бы вовсе не прилетали...
— И славно. А теперь подробнее — кто именно нападал, какие-нибудь приметы есть?
— Ну как... корабль у них такой... пепелац. В смысле, натурально пепелац, древний, как наше гребаное светило, и такой же пошкарябанный. Командовал ими Захар Пластырь, самое мудливое мудло во всей Дыре и вроде как тамошний главарь. Собственно, вот и всё... А, ну вот разве что еще могу вам план-схему ихнего городишки дать.
— Как интересно, — прищурилась Роза. — А откуда он у тебя?
— Да так... жил я там лет двадцать назад... — засмущался мужик. — Прятался от закона. По молодости контрабас гонял, ну и попался. Прожил полгода в Дыре и свалил, потому что лучше в тюрьме отсидеть пять лет, чем среди тех утырков жить.
— Ясно. Ну что ж, так еще лучше. Справимся быстрее. Ждите нас с солью, — усмехнулся Харитон.

Поднявшись со Щовбы на орбиту, Данило включил конференцию — надо было согласовать действия. Сам он мало что знал о месте, куда им предстояло идти, кроме того, что это была... ну, Дыра и есть Дыра.
Собственно, Дырой называли крохотную туманность с гравитационными аномалиями, вызванными тем, что в середине ее была черная дыра, присосавшаяся к местному светилу и медленно его поглощавшая. Вокруг этого светила вращалась небольшая планета, как ни странно, пригодная для жизни. И даже временные аномалии, производимые черной дырой, до нее не докатывались. Разве что самую малость. Время тут текло всего лишь в два раза медленнее, чем в остальной Галактике, и Дыра потому была идеальным местом для тех, кто хотел отсидеться и переждать всякого рода неприятности. Правда, в остальном это было мерзкое местечко. Никаких законов, никакого порядка, сплошное право сильного, даже хуже, чем на печально известной Кафе, где были какое-никакое централизованное управление и примитивный свод правил поведения.
— Короче говоря, нам придется сунуться в эту срань, никак иначе, — Харитон оглядел собеседников.— Зайдем тихонько, но на планету соваться всем сразу не имеет никакого смысла. Ловите план-схему этого притона ебанутых. Надо разведать для начала, где конкретно этот Пластырь обретается, да что там и как. А поскольку вы, сучьи дети, еще за лажу с солью не расплатились, то... сейчас я из вас, раздолбаев, того выберу, кто туда полезет первым.
Шесть командиров «чаек» замерли, пожирая отамана взглядами. Харитон, блеснув киберглазом, уставился на Саида:
— Ты.
— А почему я? — возмутился Саид. Остальные заржали. Харитон рявкнул:
— Потому что я так сказал. Короче, давай иди придумывай, что этим дырянам врать будешь, чтоб тебя на планету пустили. И чтоб через час доложился о готовности. А пока — вперед, в Дыру.

Данило не любил такие места. Мало того, что они очень сложны для навигации, так еще и сами по себе крайне неприглядные. Туманность — она туманность и есть. Ничего особо интересного. А черная дыра — постоянный источник непредсказуемых возмущений «изнанки» мира, из-за чего дискретные зоны в таких местах нестабильные, «плавающие» и опасные.
Он завел «Мавку» в крошечную дискретную зону внутри Дыры и тут же вынырнул из «изнанки» — на всякий случай, чтоб не засекли. Все восемь кораблей запорогов остались в верхнем гипере, прячась там от любопытных взоров обитателей Дыры.
Саид всё думал, как же попасть на планету. Собрал в рубке всю свою команду из восьми человек:
— Ну, думайте.
— Может, торговцами прикинемся? — робко предложил Салман, молодой джура. Саид махнул рукой:
— Тьфу на тебя. Торговцами чем? У нас трюмы пустые. А ну как попросят товар показать? Нет, тут что другое надо.
Инженер Денис Хват почесал бритую голову:
— Слыхал я про это место и здешние нравы. В принципе, им абсолютно похер, кто ты и что ты. Пустят любого, только если не «пент», то есть полицейский. Главное — залог внести. Или подарить. Что тут одно и то же, не слышал я, чтоб они залог возвращали.
— Какая разница? — Салман сунул в рот пластинку пищевого концентрата «Мясо-ореховый» и вгрызся в нее. — Товара для залога у нас нет. Наличных тоже.
Молчавшая до того Лейла вдруг сказала:
— Почему же. А давайте так. Саид этим наврет, что он в бегах, из Порты смылся, его там за, ну, например, контрабанду преследуют. Решил пересидеть в Дыре, а в качестве залога отдает рабыню. Рабыня-то у вас есть, я даже шмотки гаремные до сих пор не выбросила.
Все повернулись к ней. Лейла была совершенно невозмутима. Саид решительно помотал головой:
— Не-не, ни за что. Мало ли что они там с тобой сделают?
— Да что они там успеют со мной сделать-то? — усмехнулась Лейла. — Ну, подумаешь, трахнут пару раз. Всё ж не как у Ахмет-паши было, когда в наказание отправляли целую казарму обслуживать, а потом еще и пороли. После такого пару-тройку бандюганов моя закаленная киска выдержит.
— Лейла, я всегда подозревал, что ты ненормальная, — Салман поймал выпавшую изо рта пластинку концентрата. — Добровольно... на такое...
— Ну а что делать-то? У тебя есть другие предложения? Может, ты им себя в качестве залога предложишь?
Салман поперхнулся, остальные засмеялись, а Никола Жареный, пилот Саидовой «чайки», добавил:
— А че, как вариант. Ты, Салман, красавчик хоть куда.
— Это несерьезно, Никола, — Лейла махнула рукой. — Ну сам подумай, он же дерганный у нас, у него имплантаты активируются на раз, от одних нервных всплесков. Да он первому, кто его за задницу схватит, руку отчекрыжит. И пропала вся конспирация. В общем, вопрос закрыт. Я, конечно, надеюсь, что вы всё-таки начнете там шорох наводить куда раньше, чем меня трахнут. Короче, я пошла гаремные шмотки надевать.
Саид вздохнул:
— Эх... ну что поделать. Ладно, парни, проставимся потом не только Приське и Даниле, но и Лейле тоже. И чтоб никто не посмел мелочиться!
Парни согласно кивнули.

«Чайки» запорогов внешне выглядели вполне обычными мелкими суденышками, из тех, каких по космосу ходит великое множество. Отличались только начинкой, ходовая часть была совершенно иной. Впрочем, это-то как раз не видно. Вот и диспетчер Дыры ничего не заподозрил. На его радаре виднелся мелкий торговый кеч стандартной постройки.
— Куда прешься? — невежливо поинтересовался бандитский диспетчер. Саид включил передачу изображения, надеясь, что выглядит вполне как обычный полукриминальный торговец из Порты. Для пущей маскировки он даже намотал на голове чалму из одолженного у Лейлы шелкового палантина, а поверх комбеза набросил подаренный матерью халат, который надевал только по праздникам, когда шел в мечеть.
— Да собственно, к вам и прусь, — с нарочитым портовским акцентом сказал он. — Вы же тут всех принимаете, кому законом прижгло нежные места.
Диспетчер ухмыльнулся:
— Что да, то да. Эй, Захар, включайся, тут желающий на поселение, йоханый бабай, появился.
На экране показалось еще одно, прямо сказать, рыло. Здоровенное такое, опухшее от постоянного пьянства, и с пластырем-антидотом на переносице. Такие пластыри были одним из средств быстрого протрезвления, но, судя по этому типу, они ему мало помогали, хоть он, по-видимому, и носил их постоянно.
Захар Пластырь обозрел Саида, да так, что тому показалось, будто этот взгляд даже на его кредитке пересчитал всё до последнего галакта.
— Ну?
— Э-э? — Саид вопросительно посмотрел на Захара. Тот скривился, хлебнул что-то из мутной бутылки:
— Буэ. Давай, базарь по-быстрому, кто такой, чего приперся. Мы тут кого попало не принимаем, нам пентовские шавки не нужны. Ботаны тоже.
— Звать меня Саид бин Исмаил, я из Порты, из Трабзона. Под следствием хожу за контрабанду и нарушение Нового Шариата, житья совсем не стало, решил пересидеть у вас.
Бандит гоготнул:
— Нарушение Нового Шариата, говоришь... бухло, что ль, контрабасом таскал?
— За одно бухло бы только штраф слупили, а не конфискацию с каторгой, — Саид уже вошел в роль и решил — врать так врать. — Кроме бухла, возил сало и секс-товары.
Секс-товары были запрещены в Порте, как не соответствующие Новому Шариату, хотя на самом деле не было во всей Порте такого гарема, где бы это не использовалось. Рынок был черным, но очень обширным. Но и наказывали за провоз «развратного товара» куда строже, чем за провоз спиртного.
— Секс-товары? Самотыки резиновые, что ль? — хохотнул Пластырь. Саид возмутился:
— Какие еще самотыки, у меня был дорогой, штучный товар. Из Альфабеты, между прочим. Ну, за него и влетело по-крупному...
— Ясно, — бандит снова вперился взглядом заплывших глазок в Саида. — А сюда-то, надо думать, без товару приперся? Самотыки нас не интересуют, я про бухло и сало, понял?
— Да понял, только я и правда без товару. Не до него было, ноги б унести, — Саид старательно изображал сожаление. Захар снова глотнул из бутылки и вопросил:
— Чем залог внесешь? Мы тут без залога хрен кого пустим.
— Бабу в залог возьмете? На время, пока к схрону слетаю и товар заберу...
— Бабу? — с любопытством протянул Захар. — А покажь эту бабу.
Саид перевел обзор камеры на Лейлу, скромненько притулившуюся в соседнем кресле, одетую в темную паранджу с поднятым чачваном. Захар хмыкнул:
— А че, сочненькая. Кто такая?
— Сестра любимая. Видит Аллах, от сердца отрываю, ничего больше нет! — Саид прижал руку к сердцу. Бандит снова хлебнул из бутылки:
— Ну тогда дуй на посадку, ща Рыло тебе посадочный луч даст. Надо ж бабу твою подробнее разглядеть. А там и перетрем, нужен ты нам или не очень.

Единственное поселение Дыры замысловатой кляксой расползлось по высокому плоскогорью одинокого континента этой планетки. Всё остальное занимал океан, в котором гуляли постоянные высокие волны — своеобразный эффект гравитационного воздействия светила и черной дыры. «Чайка» Саида сделала всего один виток вокруг планеты, а экипажу уже было тошно от созерцания этого убогого места. И они даже с некоторым облегчением выдохнули, когда кораблик сел в космопорте.
Для конспирации остальные шестеро членов команды остались на «чайке». Внешняя оболочка кораблика успешно гасила сканеры, и запороги были уверены: никто здесь не сможет заглянуть внутрь «чайки». По крайней мере, не с этим допотопным оборудованием.
Пиратский космопорт оказался вполне соответствующим тому, что возникало в воображении при словах «пиратский космопорт». Грязный, обшарпанный, набитый всяческой летающей рухлядью, среди которой попадались даже музейные экспонаты. По крайней мере, по пути от своего корабля к шлюзу портового купола Саид приметил парочку гиперскачковых кораблей первого поколения с косо и криво приклепанными гравитками. То есть им было по меньшей мере восемьсот лет, выглядели они как подобранные на помойке... а может и правда таковыми были. Стояли в порту и «пепелацы» — громоздкие корабли четвертого поколения, похожие на ведра, с торчащими сверху примитивными антигравами. Те самые, на которых отчаянные первопроходцы осваивали глубины космоса шестьсот лет тому назад. На Аскольде, на Площади Вольности, стоял такой «пепелац», навечно залитый в силиколл, как памятник основателям Республики. А Республика существовала уже без малого пять столетий. Саид не поверил бы, что такие корабли еще где-то летают, если бы сам не увидел.
От экскурса в историю его отвлекла Лейла:
— Хватит пялиться по сторонам, лучше подумай, как назад выбираться будешь. Из купола связь не установить, засекут.
— Не засекут, наши коммы хорошо экранированы, — успокоил ее Саид. А через несколько секунд перед ними разъехались двери шлюза. В лица Саиду и Лейле уставились дула бластеров, поверх которых крайне недоброжелательно пялились заплывшие гляделки местных обитателей. А сами обитатели выглядели так, будто только что позировали для плакатов «их разыскивает Галактическая Полиция».
— Руки показал, — невнятно произнес один из обладателей бластеров. Саид молча поднял руки — повыше от пояса с бластером. Лейла тоже, хотя при ней никакого оружия не было. Бандюган содрал с Саидова пояса бластер и набросил на свою перевязь. Провел сканером сначала по Саиду, потом по Лейле:
— Ну чо, чистые. Эй, Крыс, проводи к Захару.
Тощий бандит с вытянутым носом и торчащими вперед зубами, и правда похожий на крысу, шагнул в сторону коридора, ведущего внутрь городишки:
— Топайте за мной.
Саид взял Лейлу за руку и пошел за Крысом. Позади лязгнули створки шлюза.
Идти пришлось довольно долго: сначала длинным коридором, затем узкими улочками. Саид и Лейла с любопытством разглядывали окружающий пейзаж. Впечатление помоечности, возникшее в космопорте, в городишке усилилось. Всё здесь было жутко старым, обшарпанным и носило следы многократных ремонтов в стиле «тяп-ляп».
На самом деле когда-то это была большая исследовательская база, затем она перешла в руки секты Прогрессоров. Эти владели базой еще полсотни лет. Потом Прогрессоры кончились, и база простояла пустой лет двести, пока на нее не набрели пираты и не устроили здесь своё гнездо. С тех пор сюда стекались самые распоследние отбросы, которым не было места в других преступных сообществах. Население здешнее, попадавшееся навстречу, имело сплошь крайне бандитский вид. У каждого при себе был как минимум бластер, почти все были разодеты в разномастные военные комбезы или униформу с небольшим вкраплением цивильной одежды. На одном бандите прекрасно могли сочетаться флотская республиканская куртка, гвардейские усамские штаны, синие с красными лампасами, альфабетанские ботинки, шейный платок зуавов Фронтира, ну и прочее в том же духе. Попадались даже оригиналы, у которых ботинки были из разных пар. И вся эта эклектика поверх была увешана разнообразными блестящими цацками. Саид только бровь поднял под чалму, увидев на одном из встречных бриллиантовое ожерелье поверх стандартного комбеза и горжетку из натурального меха, обернутую вокруг башки на манер тюрбана. Да и сам их провожатый, Крыс, тоже ничем не выделялся из окружения: на поясе у него висели два бластера и силовой нож, на куртке бренчали брошки и цепи из драгметаллов, а на шее болтался толстый шелковый шнур с нанизанными на него перстнями и кольцами. Видимо, нравы тут были весьма свободные, и за вещичками следовало присматривать, вот все и таскали свои ценности с собой.
Крыс водил их недолго. Всего через полчаса они зашли в короткий проулочек, заканчивающийся шлюз-дверями. Крыс шлепнул ладонью по панели доступа:
— Босс, это Крыс. Я тут этого торгаша с евонной бабой привел.
Шлюз-двери разъехались, пахнуло усамскими благовониями, смешанными с табачной вонью и запахом спиртного. Крыс зашел туда, Саиду и Лейле пришлось последовать за ним.
В большом помещении, увешанном давно не чищенными коврами и голокартинами на эротические темы, на низком усамском диване полулежал Захар Пластырь, с сигарой во рту и бутылкой в руке. На столике-дастархане перед ним стояла серебряная ваза с конфетами, окруженная целой батареей бутылок. Рядом на табуретках сидели хмурые, вооруженные до зубов мужики, по-видимому, охрана. Захар, не вставая и не вынимая сигары, приказал:
— Девка, а ну-ка, скидывай свою тряпку.
Лейла медленно сняла паранджу и осталась в тонких узорчатых шароварах с вышитым золотыми нитками поясом, и такой же кофточке-чоли.
— Хороша пелотка, ниче не скажешь, — Захар перекатил сигару в другой угол рта и поднялся с дивана, поставил бутылку на столик. Подошел ближе. Лейла опустила глаза, сжалась, изображая скромную усамскую девушку. Саид сунул руки в рукава своего усамского халата и нервно нащупывал комм-передатчик. Что-то было не так. Он не мог бы объяснить, в чем дело, но что-то шло не так.
Захар подошел к Лейле, сгреб пятерней ее длинные, заплетенные в десяток косичек волосы, оттянул голову назад:
—Сестра, говоришь... И что, вот так, без балды, родную сеструху в шмары определил? Фраерок, как-то это не по понятиям.
Пластырь притянул Лейлу к себе, обхватил ее рукой за шею, а другой достал нож. Обычный стальной универсал. Прижал лезвием к шее Лейлы.
— А не пент ли ты поганый, а? — Захар с оттягом потянул клинок ножа, и на шее женщины выступила кровь. Саид дернулся:
—Мы так не договаривались!!! Ты залог просил, я тебе залог даю. А тут какие-то левые базары еще!!! И сестру зачем режешь?
Мужики-охранники заржали. Пластырь ухмыльнулся:
— Сестра, как же. Так я и поверил, аж бегом. А ну, возьмите его на ножи!
Охранники встали.
Саид нажал на комме экстренный вызов.
Лейла вдруг подалась назад, резко и крепко сжав кулаки.
А затем с неожиданной силой ударила пяткой по стопе Захара и одновременно затылком по лицу. Раздался хруст. Захар взвыл и выронил нож.
Охрана бросилась к Лейле, Крыс — к Саиду. А Лейла подпрыгнула, развернулась, взмахнула руками, и два ближайших к ней охранника повалились на пол, зажимая широкие резаные раны. Крыс и еще двое схватились за станнеры, но Лейла снова подпрыгнула, перекатилась, уходя от выстрелов, сделала совершенно фантастическое сальто, взмахнула рукой, хлестко, наотмашь... и оставшихся на ногах охранников, Саида и пытавшегося встать Захара окатило фонтаном крови из перерубленной шеи Крыса, голова которого, проделав впечатляющую дугу, шлепнулась прямо в вазу с конфетами. Захар жутко выматерился, наконец нащупал на поясе бластер и выстрелил. Завоняло паленым пластиком, и тут вдруг включилась пожарная система, щедро поливая всех застоялой водой.
А Лейла перекатом ушла от выстрела, сиганула на какую-то тумбу, а с нее вверх, уцепилась за край вентиляции одной рукой, другой сорвала решетку и через секунду одним броском закинула себя в вентиляцию. Грохот, последовавший за этим, не оставлял сомнений: она спешит убраться подальше от этого места.
Саид подскочил к шлюз-двери, но открыть не успел: один из подбежавших на подмогу бандитов срубил его из станнера.
— Ипать-колотить, что это было вообще, нах? — оторопело оглядывались прибежавшие на подмогу. Захар, хромая, подбрел к комоду, нашарил в ящике медпакет и прижал к разбитому носу тампон:
— Что, что, баба — киборг ебаный, или ты не понял, дятел? Чего стоите, мудачье, она далеко не убежит, имплантаты ресурс жгут. Всех поднять и всё обшарить, брать живой. Не станнером, дебилы, хер ее знает, что у нее там за начинка. Дротики возьмите.
Всё еще завороженно глядя на натюрморт из головы Крыса и остатков конфет, один из бандитов кивнул:
— Харе, босс. А с этим что делать? — он указал станнером на Саида.
— А этого мы сейчас допросим, — Захар пнул вазу в угол, плюхнулся на диван. — Двое останутся, остальные — вперед, пизду ловить, ясно? И пожарку вырубите, дебилы.
Последний приказ выполнили сразу — а может, просто закончилась вода в пожарной системе.
Два бандита подняли Саида, усадили на стул и заломили руки назад. Защелкнули кандалы на руках и ногах. Саид ничего не чувствовал — нервная система всё еще пребывала в ступоре после удара из станнера. Но прекрасно соображал. И успел порадоваться, заметив, как хрустнул под каблуком одного из бандюков его миниатюрный комм. Сигнал отправить он успел, и чем позже люди Пластыря сообразят, что у него был передатчик, тем лучше. «Однако, какова Лейла! Я и не знал, что она в руки силовые ножи имплантировала... ненормальная...» — не без восхищения подумал он. Страха не было, был кураж. Саид прекрасно осознавал, что сейчас его будут пытать, и что недостатком фантазии в этой области бандиты явно не страдают. Но ему не было страшно. В конце концов, сигнал отправлен, сейчас Харитон с товарищами задаст жару. Главное — как-то продержаться, чтоб не успели слишком уж попортить шкуру.
Залитый кровищей Захар провел острием ножа по груди Саида:
— Ну, пент, колись давай.
— Жаль тебя разочаровывать, но я не пент, — улыбнулся Саид. Захар влепил ему кулаком под дых:
— Брешешь, сука.
— Зар-раза... — Саид сплюнул, судорожно вдохнул. — Мамой клянусь, что не пент.
— А кто тогда? — один из бандитов ткнул его кончиком ножа в спину. Саид вскрикнул.
— Больно, сука!!! Чтоб тебя так шайтаны в пекле тыкали!!! Не пент я. Хоть режьте, хоть жгите, а толку не будет.
Захар отвратно ухмыльнулся, и тут Саид понял, что про «жгите» сказал совершенно напрасно. Потому как второй бандит принес из соседней комнаты универсальный ключ в режиме паяльника.
И в этот момент завыла сигнализация.

Получив экстренный сигнал от Саида, его товарищи, сидевшие в «чайке», не мешкая, стартовали, вызвав переполох на пиратском космодроме. А чтобы переполох был еще более масштабным, при старте их «чайка» выпустила несколько зарядов дымовой завесы и сбросила пару маленьких бомбочек.
Им нужно было срочно подняться повыше, и прежде, чем кто-то на поверхности Дыры сообразит, в чем дело.

Вой сирен вызывал зубную боль. Захар поморщился:
— Какой дебил включил?..
— Босс, нас атакуют!!! — на стене загорелся терминал, отобразив перекошенную морду того самого диспетчера, с которым так недавно общался Саид. — Какие-то пидарасы вывалились из верхнего гипера прямо в стратосфере и ебошат метеоритами по космопорту!
Захар и все остальные как по команде повернулись к пленнику.
— Ну, петушило, так говоришь, не пент, да? — Захар, всё еще одной рукой зажимая разбитый Лейлой нос, другой потянул с пояса бластер. — Ща поджарю, нах, сука!!!
— Босс, погодь, бластером всегда успеем, — рассудительно возразил мужик с униключом. — Давай я ему что-нибудь прижгу легонько.
— Ну прижги. Слышь, петушило, ты лучше колись давай, тогда сразу убьем, а будешь морозиться — по частям разделаем. Ну?
— Да я вам уже всё сказал, — раздраженно ответил Саид, стараясь не думать о том, что сейчас ему будет очень больно. Пол ощутимо содрогался от ударов метеоритов, и, несмотря на усилия вентиляции, в помещении уже попахивало дымом горящей изоляции. Пожарная система, похоже, и правда вылила оставшуюся с незапамятных времен воду, потому что брызгалки на потолке только жалобно шипели, роняя жалкие одинокие капли. А между тем пол дрожал всё сильнее. По подсчетам Саида, бомбардировка должна вот-вот закончиться, потому что у запорогов при себе было совсем немного «зарядов» для рейлганов. Небольшие «чайки» могли привесить на станины пушек всего-то по три-четыре метеорита подходящих размеров. Обычно, когда запороги ходили в большой поход, то пара кораблей обязательно волокла за собой грависеть с приличным запасом «снарядов», но в нынешнем походе масштабные боевые действия не предполагались, потому о запасе «снарядов» и не позаботились... впрочем, для Дыры и имевшегося количества хватит.
А когда бомбардировка закончится, то будет высадка десанта.
— Че сказал, ниче ты не сказал. Кто это нас щас бомбит? — Захар отбросил пропитавшийся кровью тампон и взял другой. Палач поднес паяльник к лицу Саида и коснулся щеки. Саид дернулся и заорал.
— Следующим будет глаз, понял, сука? Так кто бомбит?
На его вопрос ответил диспетчер Рыло, всё еще маячивший на терминале:
— Босс, это гребаные запороги!!!
От неожиданности Захар аж поперхнулся, а палач выронил паяльник.
— Кто-о? Ты что несешь, дебил!!! Какие нахрен запороги в этом районе?! — Захар подскочил к терминалу, вызвал видео с камер внешнего обзора. Многие камеры уже не работали, но на тех, что еще были в строю, отлично виднелись парящие над раздолбанным вдребезги космопортом кораблики, с которых красиво спрыгивали люди в мобильной броне.
Пластырь выматерился, да так заковыристо, что Саид, несмотря на дикую боль в обожженной щеке, даже восхитился.
— Так, шевелите булками, членососы!!! Всем за оружие, мочить козлов!!! — Главарь отбросил тампон и кое-как залепил сломанный нос пластырем, сунул в ноздри ватные затычки. — Ну? Чего стоим, кого ждем?!
— Босс... это... — бандиты заворожено смотрели на экран, где отряд десанта шел напролом. Шлюз-двери на входе уже были взломаны, и судя по всему, часть десанта проникла и в других местах. — Как их мочить-то, они ж в броне!
— А то у вас, дебилов, брони нет!!! Живо к бою, падлы, или сам перемочу вас нахрен! — Захар прямо подскакивал на месте от бессильной ярости. Его люди неохотно начали расходится, явно думая не о том, как «мочить козлов», а о том, как бы переждать где-нибудь в укромном месте этот налет и сберечь нажитое непосильным пиратским трудом.
Палач тем временем подобрал паяльник:
— Босс, а давай этим покажем, че мы с этим петушилой сделаем?
Саид засмеялся:
— Ну ты и дурак. Не поможет. Запороги никогда не торгуются за заложников.
Он поднял голову вверх, посмотрел на потолок. Не хотелось видеть, как и куда ему сейчас ткнут паяльником.
Паяльником не ткнули, а на потолке Саид заметил кое-что интересное, и тут же опустил голову. Палач стоял в недоумении, Захар, вперившись в экран, матерился.
— И че, они тебя так и бросят? — палач наконец справился с недоумением, и подступил к нему с паяльником. — Даже если я из тебя гриль сделаю?
— Не успеешь, — Саид мило улыбнулся.
И в этот момент лопнула широкая труба вентиляции под потолком, оттуда выпрыгнула перемазанная пылью и кровищей Лейла и упала прямо палачу на плечи. Падая, она свернула ему шею. Пластырь повернулся на шум, но было уже поздно: Лейла отбросила тушу палача в него и свалила с ног, затем подскочила, врезала под ребра ногой, отобрала оружие и для верности добавила рукояткой бластера по башке.
— Круто, — искренне восхитился Саид. — А теперь, пожалуйста, сними с меня кандалы.
Лейла пошарила по карманам Захара и палача, пожала плечами:
— Ключа нет.
— Захар отпечатком пальца закрывал, — припомнил Саид. Лейла подошла к поверженному Пластырю:
— Которым?
— Указательным. Правым.
Она подняла бластер и, прицелившись, выстрелила.
От резкой боли Пластырь пришел в себя и взвыл. Вой оборвался, когда Лейла еще раз треснула его по голове. Подошла к Саиду и открыла замки кандалов.
— Ну ты даешь, — сказал он, разминая затекшие руки. — Ведь могла бы просто или меня к нему подтащить, или его ко мне.
Лейла пошарила по столу, выбирая среди рассыпавшихся конфет не испачканные кровью:
— Сил уже нет. Весь ресурс на имплантаты сожгла, — она сунула в рот сразу три. — О, шоколадные... Ты сам-то как?
— Нормально. Морду припалили, в спину ножом ткнули, а так вроде ничего. Фигня. Надо выбираться к нашим.
Лейла покачала головой:
— Зачем? Они сейчас сами сюда придут. Давай пока зафиксируем этого долбоклюя. А то, похоже, он вот-вот очнется, а я не хочу его опять по голове бить, нам еще надо выяснить, где соль у них хранится.
Саид молча поднял обмякшую тушу Пластыря, усадил на стул и пристегнул теми же кандалами. Лейла обессилено легла на диван и снова зашуршала обертками конфет. Саид от души отхлестал Пластыря по щекам, пока тот не пришел в себя.
— Ну как тебе смена ролей, а, Захарчик? — ласково поинтересовался запорог. Захар что-то невнятно промычал. Саид отвесил ему еще пару оплеух:
— Понятнее говори.
— Иди нахер!!! — Пластырь сплюнул кровью и воззрился на собственный палец, лежащий у него на коленях. — С-суки...
— А не надо было меня пытать, — наставительно сказал Саид. — Я же тебе сразу сказал, что я не пент. Верить людям надо, Пластырь.
— Иди нахер... — грустно простонал главарь Дыры. — Запороги... какого хера вам тут надо ваще?
— Соль, — донесся с дивана голос Лейлы. — Где соль, придурок?
— Какая еще, в жопу, соль?! — провыл, чуть не плача, Захар. Саид ткнул ему под нос дуло бластера:
— Реакторный микс, который вы на Щовбе сперли.
Глаза Пластыря расширились:
— Щовба? Так это те чмыри вас наняли за них вписаться? Охренеть, на какие шиши?
— Не твое дело, Пластырь, — Саид потыкал стволом бластера в разбитый бандитский нос, вызвав громкие вопли и матюки. — Грабить трудовой народ нехорошо. Вы ж, сучьи дети, вполне могли им заплатить. Короче, колись давай, где соль сныкали.


Окончание в комментариях







@темы: ФБ-15

Комментарии
2015-09-23 в 00:34 

fandom Space Opera & Fiction 2017
Читать

2015-10-02 в 18:31 

What can i do
Думай о галактиках, бэби, они не подведут. (с)
Спасибо за продолжение истории, с интересом прочла. Мрачненькие у вас миры Щовбы и Дыры получились, ну ничего, благодаря запорогам первая вычухается, а вторая может окончательно гикнется)))
Долго смеялась над «пепелацами» дырян, спасибо за привет из Кин-дза-зды, ку) img13.nnm.me/0/a/a/0/8/d00bb9684f9fe09a823c4b29...
И ещё прогрессоры удивили в тёмном прошлом мирка, неужели те самые?)
Единственное что меня напрягло — самопожертвование Лейлы, и что запороги на него согласились, ну что она решилась, можно объяснить наличием имплантов и изначальным её планом никого не обслуживать на самом деле, а запороги могли бы кем-то и из своих рядов пожертвовать, а не слабой женщиной :gigi:
Хотелось бы прочесть про дальнейшие приключения команды. Будете писать ещё? :shuffle:

2015-11-06 в 02:25 

Мечи и звезды
What can i do, автор намерен писать еще.

URL
   

Голоса звезд

главная